В чужедальние-дальние страны
Путешествуя снова и снова,
На зеленых холмах Ватикана
Я увижу позабытое слово...
И припомню все прошлые жизни,
На которых та же тень отчужденья.
И глаза мои вдруг станут чужими,
Через прошлое, вылечив зренье.
Вижу отроков в белых одеждах,
Говорящих со мной на латыни.
И в глазах их любовь и надежда,
Потому что бог еще с ними.
Здесь все знакомо до боли в глазах,
И как будто бы голос
Кричит мне: - Я здесь уже был.
В этих темно-вишневых лесах,
В расписных небесах,
Среди серых камней и могил.
В городах, которых не стало,
В городах, которых не станет,
В городах, которых не стало,
Но которые пока еще с нами.
Постучусь в приоткрытые двери,
За которыми родные мне лица.
Мне откроют, но, сперва, не поверят,
Что такое могло приключиться.
А, поверив, проявят участье
И расспросят о будущем вкратце.
И я налгу им три короба счастья, -
Пусть живут, никого не боятся.
Здесь все знакомо до боли в глазах,
И как будто бы голос
Кричит мне: - Я здесь уже был.
В этих темно-вишневых лесах,
В расписных небесах,
Среди серых камней и могил.
Среди тех, которых не стало,
Среди тех, которых не станет,
Среди тех, которых не стало,
Но которые по-прежнему с нами.
Очень жаль, но пора возвращаться -
Пробужденье, увы, неизбежно.
А мне бы тоже с три короба счастья,
Иль хотя бы наперсток надежды...
Где все знакомо до боли в глазах,
И как будто бы голос
Кричит мне: - Я здесь уже был.
В этих темно-вишневых лесах,
В расписных небесах,
Среди серых камней и могил.
В городах, которых не стало,
В городах, которых не станет,
Среди тех, которых не стало,
Но которые по-прежнему с нами




Ваше мнение



Капча