Сжимая топор в волосатой руке,
и грудь моя буйно лохматится,
бреду я по горло в якутской реке,
которая в картах не значится.

Я третью неделю бреду наугад
сквозь горы завалы и реки,
моя волосатая жутко нога
здесь след свой оставит навеки.

Я третью неделю не ем и не пью,
меня одолела апатия,
я волосом страшным зарос, как верблюд,
и уши мои замохнатились.

Но нет, я ломился сквозь дебри не зря,
мой нюх поострей, чем у волка.
Лохматая, в хищных колечках, ноздря
унюхала запах поселка.

Окончен мой путь, все теперь трын-трава,
но случай случился кошмарный:
лохматая прежде моя голова,
плешива, как шар биллиардный.




Ваше мнение



Капча