В день, когда на твоих весах
Гирьку мою качнет,
Прости, украду я четверть часа
Вечных твоих забот.
Скорбную перешагнув межу,
Этот покинув свет,
Просто я кое о чем расскажу,
А кое о чем и нет.

Жив, скажу, назидательский зуд -
Что может быть милей.
Был моим судией там, внизу,
Каждый, кому не лень.
Зато, при каком ни на есть уме,
Озлившись на все и вся,
Многих и сам я судил, как умел,
Их о том не спрося.

Были, скажу, у меня дела,
Скажем, не так уж давно.
Плоть моя ела, пила и спала -
Вот тебе дело одно.
Из тех, что пришлось переделать, дел -
Что глупость, а что вранье.
Делал я, впрочем, и то, что хотел.
Но это уж дело мое.

Были, скажу, три нежных души
Во все мои времена.
Одна и одна ушли, поспешив,
Дождать осталась одна.
Тех, что считали итоги, кляня,
И вспоминать не хочу.
Третья желала бы только меня.
Я о ней промолчу.

Ты только, ради всех прочих святых,
Не думай, что я крою.
Не зарюсь на райские я цветы,
Что мне там делать, в раю?
Крыл дребезжанье - хоть лезь в петлю,
Да нимба блеск жестяной...
Лучше я травки себе подстелю
Где-нибудь под стеной.
1979




Ваше мнение



Капча