На море-океане, на острове Буяне,
На полой поляне светит месяц ясный на осинов пень.
Около того пня ходит волк зубатый,
У него на зубах весь скот рогатый.
Месяц-месяц, золотые рожки, притупи ножи,
Расплавь пули, измочаль дубины,
Напусти страху на зверя и на человека,
Чтобы они волка серого не брали
И шкуры серой бы с него не драли.

Жил дружок Фома - жалкий выродок,
Сын троих отцов да пяти сирен;
Бледной поросли - светлым образом,
А под куполом - грязным пугалом.
Выйди, милая, под его окно
В клятом саване прокаженного.
Прозвени Фоме колокольчиком,
Угости Фому спелым яблочком.

По болоту лица - два болотных огня
В глазах - благая весть, ряской пока я сыт.
А Купалова песнь - до осинова пня...

Шел за хутором, ночка темная,
В белой простыни, глаза выколол.
Весь с вопросами, соком клюквенным
Губы выпачкал, волком песню выл.

Сколько Фомку не грей, а душа не легла.
В шкуре волка теплей, чем в тулупе козла.
А Купалова песнь довела-довела...

Псами хаянный, псами порванный,
Смолой политый, в перья вывалян,
Сыпал искрами, разносил собой
В очаге огонь воплем пламенным.

По болоту лица - два болотных огня
В глазах - благая весть, ряской пока я сыт.
А Купалова песнь - до осинова пня...




Ваше мнение



Капча