Am F
Снег в ноябре - суровый снег
Dm E
Нас приласкал гражданкой проспиртованной
И мы пошли по рыхлой полосе
Связали нас долгами арестованных

Навзрыд, навзврев рыдали наши девочки
И обещали ждать а вы служите мальчики
И мы готовы рыть и мы готовы рвать
Лишь только для того, чтобы трудились ваши пальчики
Над письмами

Ломали нас, как спички на морозе
Но прорастали вновь, кто неумел бояться
Валили нас, косили, как подкошенных
Чтоб научились мы в атаку подниматься

И крик "УРА !!!" вселился в наши души
И цезарь нам святой иконою служил
Мы били в барабаны по нервам и по душам
И ротный песней зачаровывал

Нет нас не страшил дизбат и не его боялись мы
Боялись не вернуться по дембелю домой
Вдруг заболеет мать, друзья порастеряются
И кто-то ляжет спать с подругою твоей

А письма шли и поначалу нежно
Ну а впоследствии пришлось читать:
"Прости, солдат, ошибкой вышло грубою
Я не тебя люблю и некогда мне ждать"
И мы плевались Ольгами и Ленами
И жгли черновики губами обозленными

А время шло и мы везде по-разному
Несли свой счет по приказаньям меченым
Мы шли вперед и смело оборачивались
Чтобы увидеть всех мертвых и покалеченных

Висели мы в тросах на размыкателях
И обнимались мы с боеголовками
И утопали на подлодках атомных
И потому шутили мы мылом и веревками

Народный фронт нас окрестил проклятьями
Пришел, сказал, что стали мы убийцами
Нас в Фергане расстреливали искренне
И потому мы потемнели лицами
Dm E Am
Та-а-ам где ждет родимый дом
F Dm
И у окошка мать все думает о том
E Am
Как редко пишет сын, глотая никотин
Сын думает о том как плохо мы живем F/Dm
А по ночам тиски, а утром марш-броски E/Am
Am Dm E
А ну-ка запевала браток
Подбрось-ка неба чистый голосок
Про дембель долгожданный мочи
Кусок солдатской службы в ночи

Про то как возвращаемся мы домой
Dm E Am
Пой, запевала, пой - 3 раза




Ваше мнение



Капча

Комментарии

Андрей
Служил в 2001 на Байконуре - эта песня действительно слезу наворачивала. Ближе к тому варианту что в комментах. Респект исполнителям.
Дмитрий
У Сереги правильная песня, у нас почти так поют, несущественные изменения..
Сергей
А вот как было задумано с самого начала: Снег в ноябре,- суровый снег, Нас приласкал гражданкой проспиртованных. И мы пошли – салаги на заре, Забрали нас долгами арестованных, Нестройный строй… Навзрыд прощались девочки, И обещали ждать: «Ах, вы служите, мальчики!» И мы хотели грызть и мы хотели рвать За то, чтоб жили вы, трудились ваши пальчики Над письмами. Ломали нас, как спички на морозе, И прорастали вновь, кто не умел ломаться. Мешали с грязью нас, роняли, как подкошенных, Чтоб научились мы в атаки подниматься. И крик "УРА-А-А!!" втоптался в наши души, Кровавый стяг служил святой иконой. Мы били в барабаны, по рожам и по нервам, Войной и ратной песней зачарованные. Нас не страшил дисбат, нет, не его боялись, Боялись не прийти по дембелю домой. Вдруг не дождется мать, друзья порастеряются, И кто-то спать уляжется с девчонкой дорогой. А письма шли, и поначалу нежные, Но каждому в последствии потом пришлось читать: "Прости, солдат, ошибка вышла глупая, Я не тебя люблю и некогда мне ждать". И мы плевались Ольгами и Ленами, И жгли чинарики губами обожженными. И по отбою жилами и венами Вязали души к телу напряженному, Пытаясь их понять, но так и не смогли. А время шло, и мы везде по-разному, Несли свой щит по приказанью «меченных». И шли вперед, несмело оборачиваясь, Чтоб видеть всех убитых и калеченных. Мы шли в Афган, и возвращались мертвыми. И нас потом судили пересудами. И на заставах обнищавшей Родины Цеплялись за курок пальцами грубыми. Мы висли на тросах, на размыкателях, И обнимались в ночь с боеголовками, И утопали на подлодках атомных, И оттого шутили мылом да веревкою. Народный фронт нас наградил проклятьями, Биджё сказал, что стали мы убийцами. Нас в Фергане расстреливали искренне, И мы от ненависти посерели лицами. Мы не могли понять оплаканные мамами, Отправленные, чтоб служить добру святому вроде бы, Как становились мы почти что ветеранами Войны гражданской на своей же Родине. Там, где стоит родимый дом, А у окошка мать… И думает о том, что редко пишет сын. Глотая никотин, сын думает о том, Как тяжко мы живем… От счастья мир далек, А завтра марш-бросок, А через час отбой, И фильмы в выходной, И третьи сапоги, И каждый день в тиски, И тянутся часы по распорядку дня…. А ну-ка запевала браток, Подбрось-ка к небу чистый глоток. Про дембель долгожданный мочи, Кусок души в солдатской ночи, Про то, как возвратились мы домой, Пой, запевала, пой – (3 раза) Отвоевали своё, у-о-о, Два лета, две зимы. Нас встретят девушки, бульвары, сады В объятия свои. Вновь побегут для нас счастливые дни, Прощай казарма, автомат и сапоги. Отвоевали своё, у-о-о, Два лета, две зимы. Отвоевали своё… Отвоевали своё… Отвоевали своё… Посвящается призыву 1987г. Автор: Сергей Терновой. ПГТ Н.Белокоровичи, лето 1989г.
Сергей
А вот как было задумано с самого начала: Снег в ноябре,- суровый снег, Нас приласкал гражданкой проспиртованных. И мы пошли – салаги на заре, Забрали нас долгами арестованных, Нестройный строй… Навзрыд прощались девочки, И обещали ждать: «Ах, вы служите, мальчики!» И мы хотели грызть и мы хотели рвать За то, чтоб жили вы, трудились ваши пальчики Над письмами. Ломали нас, как спички на морозе, И прорастали вновь, кто не умел ломаться. Мешали с грязью нас, роняли, как подкошенных, Чтоб научились мы в атаки подниматься. И крик "УРА-А-А!!" втоптался в наши души, Кровавый стяг служил святой иконой. Мы били в барабаны, по рожам и по нервам, Войной и ратной песней зачарованные. Нас не страшил дисбат, нет, не его боялись, Боялись не прийти по дембелю домой. Вдруг не дождется мать, друзья порастеряются, И кто-то спать уляжется с девчонкой дорогой. А письма шли, и поначалу нежные, Но каждому в последствии потом пришлось читать: "Прости, солдат, ошибка вышла глупая, Я не тебя люблю и некогда мне ждать". И мы плевались Ольгами и Ленами, И жгли чинарики губами обожженными. И по отбою жилами и венами Вязали души к телу напряженному, Пытаясь их понять, но так и не смогли. А время шло, и мы везде по-разному, Несли свой щит по приказанью «меченных». И шли вперед, несмело оборачиваясь, Чтоб видеть всех убитых и калеченных. Мы шли в Афган, и возвращались мертвыми. И нас потом судили пересудами. И на заставах обнищавшей Родины Цеплялись за курок пальцами грубыми. Мы висли на тросах, на размыкателях, И обнимались в ночь с боеголовками, И утопали на подлодках атомных, И оттого шутили мылом да веревкою. Народный фронт нас наградил проклятьями, Биджё сказал, что стали мы убийцами. Нас в Фергане расстреливали искренне, И мы от ненависти посерели лицами. Мы не могли понять оплаканные мамами, Отправленные, чтоб служить добру святому вроде бы, Как становились мы почти что ветеранами Войны гражданской на своей же Родине. Там, где стоит родимый дом, А у окошка мать… И думает о том, что редко пишет сын. Глотая никотин, сын думает о том, Как тяжко мы живем… От счастья мир далек, А завтра марш-бросок, А через час отбой, И фильмы в выходной, И третьи сапоги, И каждый день в тиски, И тянутся часы по распорядку дня…. А ну-ка запевала браток, Подбрось-ка к небу чистый глоток. Про дембель долгожданный мочи, Кусок души в солдатской ночи, Про то, как возвратились мы домой, Пой, запевала, пой – (3 раза) Отвоевали своё, у-о-о, Два лета, две зимы. Нас встретят девушки, бульвары, сады В объятия свои. Вновь побегут для нас счастливые дни, Прощай казарма, автомат и сапоги. Отвоевали своё, у-о-о, Два лета, две зимы. Отвоевали своё… Отвоевали своё… Отвоевали своё… Посвящается призыву 1987г. Автор: Сергей Терновой. ПГТ Н.Белокоровичи, лето 1989г.
ВИКТОР
ЕСТЬ МОНОГО ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТЕ