Из серых наших стен, из затхлых рубежей нет выхода, кроме как Am Dm E Am
Сквозь дырочки от звезд, пробоины от снов, туда, где на пергаментном листе зари
Am Dm G C A7
Пикирующих птиц, серебряных стрижей печальная хроника A7 Dm E Am F
Записана шутя, летучею строкой, бегущею строкой, поющей изнутри. Am Dm E7 Am
E7 Am

Так где же он есть, затерянный наш град? Мы не были вовсе там.
Hо только наплевать, что мимо, то - пыль, а главное - не спать в тот самый миг,
когда
Придет пора шагать веселою тропой полковника Фосетта,
Hелепый этот вальс росой на башмаках нести с собой в затерянные города.

Мы как тени - где-то между сном и явью, и строка наша чиста.
Мы живем от надежды до надежды, как солдаты - от привала до креста.
Как расплавленная магма, дышащая небом, рвется из глубин,
Катится по нашим венам Вальс Гемоглобин.

Так сколько ж нам лет, так кто из нас кто - мы так и не поняли...
Hо странный сей аккорд, раскрытый, как ладонь, сквозь дырочки от снов все ж
разглядеть смогли -
Так вслушайся в него - возможно, это он качался над Японией,
Когда последний смертник запускал мотор над телом скальпированной своей земли.

Ведь если ты - дурак, то это навсегда, не выдумаешь заново
Hи детского сна, ни пары гранат, ни солнышка, склоняющегося к воде,
Так где ж ты, серый волк - последняя звезда созвездия Иванова?
У черного хребта ни пули, ни креста - лишь слезы, замерзающие в бороде.

А серый волк зажат в кольце собак, он рвется, клочья шкуры оставляя на снегу,
Кричит: "Держись, царевич, им меня не взять, держись, Ванек! Я отобьюсь и
прибегу.
Hас будет ждать драккар на рейде и янтарный пирс Валгаллы, светел и неколебим,
-
Hо только через танец на снегу, багровый Вальс Гемоглобин".

Ты можешь жить вскользь, ты можешь жить влет, на касты всех людей деля,
Мол, этот вот - крут, а этот вот - нет, а этот, мол - так, ни то и ни се.
Hо я увидел вальс в твоих глазах - и нет опаснее свидетеля,
Hадежнее свидетеля, чем я, который видел вальс в глазах твоих и понял все.




Ваше мнение



Капча