Плыла селедка в океане,
Вертя селедочным хвостом,
Друзья селедку звали Таня,
Но, впрочем, песня не о том.
Она любила свежий ветер,
Ее швырял девятый вал,
Когда в злокозненные сети
Танюшу траулер поймал.
Сперва пришлось ей в бочке туго -
Лежать в рассоле, как в бреду,
Потом нашла Танюша друга -
Он жил в семнадцатом ряду.
И не смущаясь тем немало,
Что обвинят ее в грехе,
Она по бочке с ним гуляла
И целовалась в уголке.
Связав себя гражданским браком,
Танюша счастлива была,
И повивальная салака
У Тани нерест приняла.
А на крестинах из народа
Неслось немало теплых слов
В честь основательницы рода
Сельдей соленых без голов.
Плевать, что в бочке места мало
И не видать вокруг ни зги,
Танюша с гордостью считала
Свой образ жизни городским.
Она, как в сладостной нирване,
Крутила жизни колесо,
Смотрела сны об океане,
А по утрам пила рассол.
Но разлагающейся тушке
Рассол не мог уже помочь -
Была протухшая Танюшка
Из бочки выброшена прочь.
Трагично жизнь ее угасла,
Но не без пользы для стола -
Она в селедочное масло
Переработана была.
Как удается в бочке вредной
Прожить так много светлых дней,
Дожить до старости безбедно,
Протухнуть смертию своей,
Про то мы думали, гадали,
Но так понять и не смогли -
Ведь рыба тухнет с той детали,
Что у Танюши отсекли




Ваше мнение



Капча