Я дышал синевой, белый пар выдыхал...
Он летел, становясь облаками.
Снег скрипел подо мной, Поскрипев - затихал,
А сугробы прилечь завлекали.
И звенела тоска, что в безрадостной песне поется,
Как ямщик замерзал в той глухой непролазной степи...
Усыпив, ямщика заморозило желтое солнце.
И никто не сказал: "Шевелись, поднимайся, не спи!"
Все стоит на Руси
До макушек в снегу,
Полз, катился, чтоб не провалиться.
Сохрани и спаси!
Дай веселья в пургу!
Дай не лечь, не уснуть, не забыться.
Тот ямщик - чудодей бросил кнут и - куда ему деться?!
Помянул он Христа, ошалев от заснеженных верст.
Он, хлеща лошадей, мог бы этим немного согреться...
Ну, а он в доброте их жалел, и не бил, и замерз.
Да...
Отраженье свое
Увидал в полынье -
И взяла меня оторопь: в пору б
Оборвать нити,
Я по грудь во вранье!
Да и сам-то я кто? Надо бы в прорубь.
Вьюги стонут, зовут, кто же выстоит, выдержит стужу?




Ваше мнение



Капча